0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что великий двигатель прогресса

Креатив как двигатель прогресса

Опубликовано: 03.05.2021 в 14:05

В Технопарке Инновационного центра «Сколково» состоялся двухдневный форум IPQuorum 2021: Tech for content.

Программа была разделена на две части: в первый день общая тема «Технологии созидания» предполагала разговор больше о творческой составляющей креативных продуктов: будь то кино или анимационный фильм, электронная музыка, contemporary art или новые медиа

Тема второго дня «Технологии для рынков: Рост и устойчивость» объединила представителей креативных индустрий, продюсеров, бизнесменов, маркетологов – всех, кто занимается продажами, экспортом и продвижением контента.

В новой реальности, старт которой так резко и неожиданно дала пандемия коронавируса, технологии стали не просто средством, дополнением или инструментом работы, но неотъемлемой частью культуры, бизнеса, образования, повседневной жизни. Поэтому важно войти в цифровую эпоху с четким пониманием тех позитивных изменений и возможностей, которые она дает всем участникам экономики и культуры.

На крепкой связи культуры и экономики основаны креативные индустрии, представители которых стремятся превратить смелые идеи в реальные бизнес-модели. О важности такого превращения говорили участники IPQuorum 2021, на своих примерах показывая, как могут сосуществовать творчество и коммерческий успех – в том числе с помощью цифровых технологий.

Начался двухдневный марафон дискуссией «Поставщики счастья, или экономика эмоций», посвященной восприятию контента новым поколением. Что вызывает эмоции у современных детей и молодежи? Каких героев они примут в свой мир? Какая картинка им «зайдет»? На эти и другие вопросы отвечали участники первой сессии. У каждого из них есть примеры того самого взаимодействия творчества и коммерческого успеха, зрелищности и смысла, образования и развлечения. Управляющий директор ГК «Рики» Марк Завадский рассказал, как «Смешарики» идут в ногу со временем, ведут ТикТок, создают песни для сериала с популярными артистами, проводят конкурсы для зрителей. Вовлеченность – важная черта современного зрителя, с помощью гаджетов получившего возможность создавать собственный контент. Задача «поставщиков эмоций» — вырастить из потребителя творца.

Председатель правления киностудии «Союзмультфильм», генеральный директор Киностудии им. Горького Юлиана Слащева говорила о том, что счастье и эмоции станут эффективным двигателем экономики, если их правильно «упаковать» в соответствии с требованиями XXI века.

«В настоящее время я хочу наладить производство научно-образовательного контента для подростков, выпускать линейки уровня BBC и Discovery. Проекты на грани образования –инфотейнмент для зрителей 10+. Сейчас подобного контента для подростков у нас практически нет, понятно, что экономический эффект будет не сразу, но кто-то должен этим заниматься», — считает Юлиана Слащева.

Ключевым событием первого дня была сессия «Интеллектуальные права на объекты, созданные «в цифре» с участием министра культуры РФ Ольги Любимовой. Это была попытка не противопоставить, но сопоставить технологии и искусство. По словам Ольги Любимовой, 2020 год изменил отношение творческих людей к цифровым технологиям. Для них это уже не угроза, но возможности, и что самое главное – способ сделать контент доступным для самой широкой аудитории. Портал «Культура.РФ» в период карантина набрал порядка 70 млн просмотров, при чем выросло количество детских и семейных посещений. Продолжая заданную тему, участники говорили о том, что скорость распространения контента ставит во главу угла понятие интеллектуальной собственности, без которого креативная экономика невозможна. Действительно, когда основным источником потребления контента становятся онлайн-платформы, необходимость законодательной защиты авторских прав встает особенно остро.

Вообще, тема защиты авторских прав в интернете постоянно так или иначе звучала в дискуссиях на разную тему. Так, в конференц-зале о правовом аспекте креативного предпринимательства рассказывала глава юридического департамента «Маша и Медведь» Надежда Курдюкова. С проблемой незаконного использования сегодня сталкивается практически каждый хорошо продаваемый бренд, а как известно, «Маша и Медведь» — один из самых популярных и узнаваемых российских брендов в мире.

На дискуссии «Музеи в цифровую эпоху», где спикером выступил в том числе генеральный продюсер анимационного бюро Great Frame Олег Рой, обсуждали вопросы цифровых копий музейных экспонатов. По мнению Олега Роя, здесь тоже можно открыть массу возможностей, придумывать новые форматы, использовать VR-технологии.

Радует, что участники форума больше говорили о возможностях онлайн-формата, но не ограничениях, связанных с карантинными мерами.

Никто не видит в онлайне угрозу, напротив, стимул для развития и своего рода трамплин для мирового успеха.

«Content is King» называлась сессия, в которой заместитель генерального продюсера по развитию анимационного бизнеса Red Carpet Studio Наталья Иванова-Достоевская рассказывала про успех сериала «Космический Доктор Кот». Это тот самый случай, когда оригинальная идея предвосхитила события и внезапно стала актуальной повесткой. И это тоже к вопросу о социальной ответственности контента, который, как было заявлено в теме, и есть король.

Цифровые технологии открыли российским производителям дорогу на глобальный рынок, что ярче всего продемонстрировала российская анимация.

Исполнительный директор Ассоциации анимационного кино Ирина Мастусова в своей презентации «Российская анимация: мягкая сила и крепкий контент» отразила, без преувеличения, феноменальные успехи отрасли за последние годы: от рекордных миллиардных просмотров мультсериала «Маша и Медведь» до первого места мультфильма «Ганзель, Гретель и Агентство Магии» в рейтинге платформы Netflix Originals.

Сегодня цифровой креатив поможет России занять лидерские позиции на мировом рынке, стать той самой «мягкой силой», которая укрепляет международные связи. Поэтому развитие креативной экономики сейчас одна из приоритетных задач государства. Об этом говорили участники завершающей дискуссии форума «Время творить». Как стимулировать рынки креативных индустрий». Все условия для «креативной индустриализации» (термин Игоря Намаконова) создаются в Москве и в некоторых регионах во многом благодаря деятельности специализированных организаций, которые объединяют игроков рынка и способствуют общим успехам.

В финале хотелось сказать «Вместе мы – сила», но добавить «мягкая сила», которая в XXI веке самая действенная.

Во время церемонии закрытия IPQuorum 2021 заместитель начальника Управления президента РФ по общественным проектам Александр Журавский сказал, что двухдневный форум можно считать стартом Российской креативной недели – главного федерального события в сфере креативных индустрий, которое состоится в июле 2021 года

Что в лени хорошего?

Люди ленятся не по своей воле, выяснили канадские ученые: соответствующие команды на экономию калорий поступают от мозга, а тело им лишь повинуется. Именно поэтому мы стараемся идти короткой дорогой, не стоим, а сидим, если можно лечь — ложимся и потом засыпаем.

Я вырос на убеждении, что лень — двигатель прогресса. И я никогда с ленью не боролся.

Сергей Калашников , председатель комитета Госдумы по здравоохранению

Лень полезна и меня не раз выручала . Мозг человека не может все время быть в напряжении. Иногда так наработаешься, что потом надо дня два-три отдыхать, лениться. Однажды, вернувшись из тяжелейшей командировки, я свалилась в постель и проснулась только в два часа следующего дня. А потом встала и пошла на службу. И так день за днем.

Екатерина Лахова, член Совета федерации

Для меня борьба с ленью — вечная борьба . Но если есть внутренний стержень, как правило, выходишь победителем. Я встаю в 5:50 утра, и только потому, что очень люблю поспать утром. Зато когда поднимешься, приятно осознавать преодоление своих слабостей. Впрочем, есть и поражения — то пропущу зарядку, то молитву отложу, но это минутные слабости. А пользы от лени не чувствовал, в достижении целей она не помогает.

Виктор Зубарев , вице-премьер правительства Красноярского края

Все в ней хорошо, жалко только, что времени на нее нет. Если есть возможность ничего не делать, я просто пытаюсь этим воспользоваться, без всякой научной теории. Жаль только, такой шанс предоставляется крайне редко!

Евгений Маргулис , музыкант группы «Машина времени»

Может, и есть что-то хорошее, но у меня ее никогда не было и нет. Я летчик-испытатель первого класса, и к полетам всегда было нужно много готовиться, а после дать ответы на 40 вопросов. Сейчас, когда с полетами покончено, много времени отнимает научная работа и сочинительство — я член Союза писателей и автор 20 книг.

Читать еще:  Двигатель блютек что это

Марина Попович , летчик-испытатель, вице-президент Международного центра-музея имени Н. К. Рериха

Лень позволяет не спешить, а подумать, посозерцать. И иногда это очень полезно. Хотя я думаю, что все зависит не только от подсознания, но и от характера. Мне лень помогала не раз. Например, мне было лень вставать рано, чтобы лететь на гастроли, и я попросил поменять билеты на рейс попозже. В итоге тот рейс, на котором я должен был лететь сначала, отменили.

Николай Бандурин , заслуженный артист России

У меня лени нет — бывает физическая усталость. Никогда в жизни просто от лени на диване не валялся. Я вырос в деревне, там лениться никому не позволялось, у каждого были обязанности по хозяйству, на огороде. Для лени времени не было. Ленивый, конечно, всегда найдет себе оправдание. Но в деревне мальчишей-плохишей трудом вылечивали.

Николай Харитонов , председатель комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока

Я живу в лени, и мне нравится. Перечитайте «Обломова» и все поймете, лень не покажется такой уж плохой. А еще хочется напомнить слова Пелевина из «Чапаева и пустоты»: «Так как же ты, Петька, дошел до такой жизни, что спрашиваешь меня, своего боевого командира, всегда ли то, что происходит у тебя в голове,— это то, что происходит у тебя в голове, или не всегда?»

Михаил Ефремов , заслуженный артист России

Лень — это производная от наших желаний и интересов, это что-то сродни внутреннему голосу . Ее стоит перебарывать только ради большого дела, ведь именно ленивые люди изобретали прорывные технологии — чтобы тратить меньше сил на нелюбимые дела. Мне ежедневно приходится решать вопросы, к которым душа не лежит, но я перебарываю себя. Но все же нет большего удовольствия, чем абсолютно ленивый сладкий сон в воскресенье после завтрака.

Михаил Корнев, владелец агрохолдинга «Корнев групп»

Лень — это национальная черта. Но ленью она кажется только стороннему наблюдателю, а у нас это способ собраться, сконцентрироваться, обдумать все, чтобы потом совершить великие дела. Я могу неделю, как кажется родным, ничего не делать — ходить, сидеть, лежать. Но потом неделями как проклятый вкалывать, потому что уже продумал и понял, что и как сделать. Это лучше, чем развивать бешеную активность, не имея плана и в непонятной надежде на результат.

Олег Пащенко, депутат законодательного собрания Красноярского края

С детства родители говорили мне, что лень — мать всех пороков. Бороться с ней тяжело, но необходимо. И потом, когда припрет, все начинаешь делать. Лень — вещь непостоянная.

Михаил Боярский, актер

Это вполне хорошее качество, ведь человек стремится к комфорту . И на пути к комфорту он совершает открытия. Лень мне не мешает. Я человек страстный, с головой тону во всех начинаниях, и если ради покоя бросаю задуманное, значит, мне не интересно то, чем я занималась.

Мария Максакова-Игенбергс , зампред комитета Госдумы по культуре, оперная певица

Я вырос на убеждении, что лень — двигатель прогресса. Когда человеку чего-то не хочется делать, он начинает думать, как бы это сделать облегченным способом, изобретает разные механизмы, приспособления и двигает прогресс. И чего я никогда не делал, так это никогда с ленью не боролся.

Сергей Калашников , председатель комитета Госдумы по здравоохранению

ВОПРОС НЕДЕЛИ / 13 ЛЕТ НАЗАД*

Вы бы восстановили памятник Дзержинскому?

Мэр Москвы Юрий Лужков предложил восстановить на Лубянской площади памятник Феликсу Дзержинскому.

Я не нашел ответа. Вопрос, наверное, имеет право на жизнь: прошлое забывать нельзя. Но с точки зрения репрессий мне, как потомку казаков, сложно говорить на эту тему.

Юрий Чайка, министр юстиции России

А почему Дзержинскому? Может, сразу Сталину? Его ведь любят даже больше, чем Феликса.

Гарегин Тосунян, президент АРБ

Памятник Дзержинскому — уникальное произведение искусства. Скульптура Вучетича входит в коллекцию богатств российского искусства. В мире ставят памятники разным людям, главное — произведение это искусства или нет. Дзержинский — произведение.

Зураб Церетели, президент Российской академии художеств

Давайте поставим Феликса с мальчиком на руках, а рядом Берию — с девочкой. Восстановление Дзержинского — это не эстетика, а идеология.

Николай Сванидзе, автор и ведущий программы «Зеркало»

Для писателя чем больше гротескного и чудовищного, тем лучше. Но идея восстановить памятник родоначальнику лагерей и массового террора чудовищна.

Владимир Сорокин, писатель

*Должности указаны на момент опроса.

PDF-версия

  • 6
  • 7
  • 8
  • 9

Что великий двигатель прогресса

Важно отметить, что идея прогресса со всем ее понятийным аппаратом, системой ценностей и представлений не была исключительной принадлежностью ученых мужей, а пронизывала все слои общества, войдя в общепринятый обиход мышления, по инерции неуязвимый. Даже когда реальная действительность вступала в конфликт с этим мироощущением (а такое случалось нередко), противоречие отметалось как случайное и преходящее, в то время как вера в прогресс и его вариации оставалась непоколебимой. Менялась мода на слова: «прогресс», «модернизация», «развитие», «экономический рост» и т.д. По-разному звучали обоснования: «цивилизаторская миссия», «экономическая эффективность», «братское содействие», «рациональное развитие». Однако в самой своей сути идея прогресса обнаружила необыкновенную живучесть.

Прежде, чем перейти к вопросу о роли, которую идея прогресса играла и играет в истории человечества, остановимся на таких качествах этой модели как ее сила, популярность и убедительность. Частично они объяснимы временной соотнесенностью с наступлением эпохи так называемой «промышленной революции», когда забрезжила упоительная вера в неограниченные возможности роста производства материальных благ как залога счастливого будущего человечества. Но не менее важно, по-моему, хотя и гораздо менее очевидно то, что идея прогресса разрабатывалась как весьма общий, однако глубоко удовлетворяющий ее авторов и потребителей ответ на две крупнейшие загадки, с которыми европейцам пришлось столкнуться на заре того, что позднее получило название «современности» (modernity).

Первая из них связана со стремительным ростом знания о том, сколь разнообразно человечество. Устоявшиеся представления о самоочевидном и «естественном» в человеческих взаимоотношениях и способах организации человеческих обществ, постигавшиеся путем непосредственного “самонаблюдения“, рушились по мере того как европейские путешественники и завоеватели открывали все новые земли, сталкивались с новыми людьми и новыми формами их бытия. Вместе с тем все это бросало вызов простейшему дуализму, где цивилизация противопоставлялась варварству (или христиане иноверцам). Разнообразие человеческих обществ росло на глазах, и это требовало объяснения и упорядочения, приемлемого для тех, кто открывал его для себя.

Вторая загадка, с которой сталкивалась европейская мысль в ходе постижения исторического опыта, была связана с восприятием времени. До тех пор доминирующая модель истории представлялась цикличной по аналогии с биологическим бытием человека: юность, зрелость, старость и смерть обществ и империй. Выраженный многими религиями и множеством преданий «миф о вечном возрождении» (1) структурировал то, что было привычно и естественно для человеческого восприятия. В этой модели конец также означал и начало; и пока люди и общества существовали так, основы мироустройства представлялись незыблемыми: Плутарх или Цицерон воспринимались образованными европейцами в ХVIII в. как вполне современные писатели. Однако в интересующий нас период новая эра ощущалась все более отчетливо. Прежнее восприятие времени и естественной повторяемости событий пришло в расстройство. Конец не означал более возвращения к началу, но значил что-то другое; на смену циклизму приходило линейное ощущение времени, а следовательно, и вопрос о неведомом будущем. Связь времен рвалась, равно как и ее очевидность.

Идея прогресса дала блестящее и драматическое решение обеих великих загадок, соотнеся их и связав воедино. Почему мир столь разнообразен? Потому что разные общества находятся на разных стадиях развития. Что есть изменение общества? Неизбежное прохождение его через все многообразие существующих общественных форм. В чем задача общественной теории? Дать понимание естественной последовательности этапов общественного развития, представленных многообразием форм, от прошлого к будущему. В чем долг просвещенного правителя? Использовать открытия ученых, чтобы ускорить естественное движение вперед, подавляя силы регресса, которые стремятся это движение затормозить. Новый взгляд на сложный комплекс человеческих устремлений нес в себе как надежду и оптимизм, так и веру в то, что будучи понятым, мир может быть реформирован на научной основе, то есть с учетом его объективных закономерностей. Эта вера усугублялась, когда люди, руководствовавшиеся понятием прогресса, видели в себе самих его высочайшее выражение, в связи с чем собственное общество считали естественным мировым лидером, а себя вправе моделировать (научно!) будущее для всего человечества, что придавало идее прогресса ее потрясающее высокомерие.

Читать еще:  Холодный запуск двигателя ман

Войдя в сложный мир людей в качестве фундаментального ориентира, идея прогресса зажила своей собственной жизнью. Перекликаясь с «промышленной революцией», с урбанизацией и размахом колониализма, она придала им на какое-то время почти метафизическое значение, возведя в ранг закона однолинейность развития человечества, где история, научная правда и этические побуждения едины. Представления о мире получали соответствующую аранжировку: одни общества – «развитые», другие – «недоразвитые», а следовательно, нуждаются в помощи и опеке, в то время как «продвинутая» страна «показывает менее развитой лишь картину ее собственного будущего» (2) . Спор шел о движущих и тормозящих факторах «развития», о критериях и показателях «развитости», но отнюдь не о том, насколько в принципе верна сама постановка вопроса. В этих спорах рождались и развивались различные идеи, которые со временем вписывались в фундаменты создававшихся общественнонаучных дисциплин — социологии, экономики, этнографии. Каутскианский марксизм II Интернационала и его версия, принятая (без упоминания автора) в качестве обязательной государственной идеологии Советского Союза (3) , как и идейные высказывания как «правых», так и «левых» правительств мира, свидетельствовали о том, что всепоглощающая идея и риторика прогресса могли быть поставлены на вооружение любой партией. Вопрос был лишь в том, чье общество является высшим воплощением прогресса и примером всем остальным и чья утопия дарует человечеству окончательное благоденствие.

Говоря о воздействии идеи прогресса во всех ее проявлениях, необходимо представлять три важнейших аспекта этого воздействия: общетеоретический, мобилизующий и идеологический. Идея прогресса как общая теория общественного устройства, вносящая классификацию и порядок в осмысление всей сложности социального бытия, на удивление хорошо выдерживала бесконечное накапливание все новой и новой информации о жизни человечества. Она также в значительной степени способствовала познанию, сосредотачивая внимание на важных общественных взаимосвязях и причинах социальных изменений. Более того, она делала возможной, весьма почитаемой и необходимой такую сферу общественной деятельности, как социальное планирование (4) , базирующееся на том представлении, что все образцы исторического прогресса могут быть поняты, описаны, экстраполированы, математизированы и смоделированы учеными и специалистами. Соответственно, идея прогресса превратилась в мощнейший стимул политики (равно как и контрполитики), мобилизуя преданность и готовность своих приверженцев беззаветно, вплоть до самопожертвования, служить скорейшему наступлению неотвратимого светлого будущего.

Идея прогресса со всеми своими многочисленными вариациями сделалась мощной идеологией, т.е. преградой коллективному знанию. В этом смысле она стала, по выражению Т.Кюна, «обычной наукой», в которой после установления «парадигмы» научная дисциплина начинает диктовать «правильные вопросы», отметая как ненаучные гипотезы, факты и соображения, не вписывающиеся в сложившуюся модель (5) . Но этим ее роль не исчерпывалась, поскольку служение прогрессу превратилось в весомое основание для деятельности экспертов по развитию и политиков-реформаторов, считающих себя вправе игнорировать иные взгляды, иных людей, все противоречащее их собственному мироощущению, превращая большинство населения (ради его же блага, разумеется) в объект манипулирования. Выработался даже особый стиль поведения в такой области «экспертизма»: напористый, человечески равнодушный и безапелляционный. Во имя прогресса и в интересах научного планирования большинство людей лишалось как права на выбор, так и ответа на то, почему их собственный опыт и взгляды все меньше берутся в расчет.

Наиболее зримым «материальным» воплощением и инструментом идеи прогресса, стало современное государство с его узаконенным представлением общенациональных интересов, претензией на безусловную целесообразность бюрократического устройства, на объективную необходимость управлять людьми во имя прогресса и связанное с этим право распределять привилегии, навязывать пути и способы функционирования. «Прогресс», «развитие», «экономический рост» стали главным идеологическим обоснованием миссии государства. В этом плане различия между «Востоком» и «Западом» до 1991 г. были куда менее радикальны, чем принято было считать. Вот причина, почему после окончания «холодной войны» многое изменилось куда меньше, чем ожидалось. Идеи глобализма деятельности транснациональных компаний и усиливающийся диктат США посредством Мирового валютного фонда не многое изменили в государственно-прогрессистских идеологиях и формах власти. Не случайным поэтому является и то, что проявления протеста на «Востоке» и «Западе», на «Севере» и «Юге» часто принимают формы ярой антигосударственности. Образ грубо навязчивой бюрократии «Старшего Брата», чье всепроникновение в человеческую жизнь делает ее невыносимой, никогда не был столь актуален, как теперь, хотя недовольство часто проявляется в цинизме и в стремлении уйти от «всевидящего глаза» в большей степени, чем в открытых выступлениях.

В конечном итоге идея прогресса превратилась в могущественную идеологию порабощения. Во имя ее вершились и вершатся акты поразительной жестокости, оправдываемые «великим будущим», а потому допустимые, более того, мыслящиеся как прямые обязанности элит. Необыкновенная, порой фанатическая, целеустремленность, с которой идея «убыстрения» прогресса внедрялась в жизнь через различного рода программы развития, напоминает христианство средних веков. Его изначальная идея любви к ближнему, без сомнения сыгравшая важную и положительную роль в истории европейской цивилизации, была возведена в ранг догм абсолютной истины для всего человечества. Стремясь приблизить Второе Пришествие, крестоносцы огнем и мечом, погромом и террором убеждали мир уверовать в Спасителя, в то время как святая инквизиция освобождала землю от сомневающихся. Сама жизнь приносилась в жертву светлому будущему. Перефразируя Эктона, можно сказать, что абсолютная теория (и необузданное рвение) развращает абсолютно, (6) делая удобоваримой крайнюю жестокость, этой же теорией порождаемую.

На сегодняшний день неуниверсальность «прогрессизма» становится все более очевидной. Огромное количество фактов и явлений, на которые до поры просто закрывались глаза, упрямо не хотят вписываться в прогрессистские модели — будь то исламское возрождение, вопросы «меньшинств», которые фактически являются «большинствами»; коммунизм, который эксплуатирует; капитализм, который сдерживает экономическое развитие; рост производительности, порождающий голод и т.д.. Представления о неограниченном линейном прогрессе мешают рассмотреть общественный мир во всей его сложности и многообразии, увидеть в нем параллельные формы, которые сосуществуют друг с другом, не «отмирая» и не являясь этапами единого процесса (7) . Принятие этой метамодели ограничивает и понимание человеческой истории как движения от богатства конкретных социальных форм к новым богатствам форм, а не просто к универсализации. Без этого нельзя понять то, что можно назвать неформальной или эксполярной семейной экономикой — важнейшую стратегию выживания как в индустриальном, так и в «постиндустриальном» мире (8) , также нельзя осознать и современные проблемы экологии и т.д. и т. п..

Как часто случается, когда глобальная концепция начинает сдавать свои позиции, на смену ей не скоро приходит новое целостное видение. В последние десятилетия все более выделялись такие формы интеллектуальной капитуляции, как критика современности постмодернизмом, где все относительно, кроме самой относительности. В постмодернизме идея прогресса парадоксальным образом нашла свое крайнее выражение в отрицании Науки как таковой.

(2) Как и во многих других случаях Маркс блестяще высказал этой фразой в предисловии к «Капиталу» доминирующий взгляд ученых своего поколения. Менее известен отход Маркса от этой позиции на позднем этапе своего развития. Об этом см.: Shanin Т. Late Marx and the Russian Road. L., 1983.

(3) Достаточно сравнить сталинский «Краткий курс» (особенно главу “О диалектическом и историческом материализме”) с работами: Kaytsky K. The Class Strugle: The Erfurt Programme. Chicago, 1910; см. также: Steenson G.P., Kautsky K. 1854—1938: Marxism in the Classical Years. Pittsburg, 1978. P. 38/

Читать еще:  Двигатель g6ea технические характеристики

(4) Читателям, воспитывавшимся на идеях пятилетних планов, стоит иметь в виду вполне схожее мнение очень некоммунистического авторов, таких как Manheim K. Diagnosis of our time. Westport, Connecticut: Greenwood press, 1986.

(5) Kuhn T. The Structure of Scientific Revolutions. Chicago: University of Chicago Press, 1970.

(6) Афоризм Эктона звучит: «Абсолютная власть развращает абсолютно».

(7) Современные теоретические основы подхода, альтернативного теориям прогресса, закладывались независимо друг от друга в работах Чаянова и Поляни (см.: Чаянов А.В. К теории некапиталистических систем хозяйства // Чаянов и Восток. М., 1992.; Polanyi K. Тhe Great Тransformation. Boston, 1957.

Лень — двигатель прогресса

Лень — это единственное, от чего нельзя избавиться.
Чем упорнее вы боретесь с ней, тем меньше сил у вас остается на продуктивную деятельность.

Что из всего этого следует? Чтобы разобраться, нужно прежде всего определить, а что же такое лень.

Лень — это протест против монотонной, однообразной и тяжелой работы. Поводом для всякого усилия лентяя служит стремление в следующий раз избежать этого усилия. Поэтому только ленивому приходит в голову идея, как выполнить неизбежную работу с наименьшими усилиями. Значит, лень двигатель прогресса. Действительно, кому принадлежат все изобретения — от великих, как колесо, и до сугубо домашних (лифт в доме, мясорубка, скороварка)? Я уж не говорю о всяких машинах и механизмах, призванных облегчить выполнение той самой монотонной и тяжелой работы: стиральных, посудомоечных, швейных. Чтобы иметь больше свободного времени и получать удовольствие от жизни, надо быстро выполнять неприятные дела с наименьшими усилиями.

ВСЕ СПОСОБЫ БОРЬБЫ С ЛЕНЬЮ

Вероятно, скоро наука заставит людей работать в полную силу, отключив «ген лени». А пока приходится вести с ней жестокое сражение, чтобы превратить бездельника в трудоголика. У приматов ген лени уже нашли и даже провели серию опытов. Об этом открытии исследователей из Национального института психиатрии в штате Мэриленд (США) сообщил журнал «Nаturе». Вполне возможно, подобный участок ДНК есть и у нас, ведь существуют же патологически ленивые люди.

Но психоневрологи считают иначе. Они уверены: чаще всего мы сами превращаем свою обычную лень (как синоним усталости, снижения энергетического биопотенциала) в хроническую. Усилий для этого требуется немного: тщательно холить и лелеять ее, оправдывать свое бездействие реальными и мнимыми неудачами в жизни, побольше есть мясного и жирного, заливать тоску алкоголем — и клиент для психотерапевта (или генетических опытов) готов.

Бороться с ленью, несомненно, нужно, вот только как? Стратегия едина — война до победы. Тактика будет зависеть от того, какие причины вашу лень-матушку породили.

ПРАЗДНИЧНАЯ ЛЕНЬ

Полное отсутствие желания активно действовать и прерывать свою «дольче вита» может возникнуть даже у трудолюбивых личностей. Чаще это случается, когда из привычной трудовой колеи выбивают затянувшиеся праздники.

Ваши действия: наметьте и напишите список важнейших дел на первые послепраздничные дни. Если все они одинаково важны и ни одним из них заниматься не хочется, воспользуйтесь «правилом трех». Отведите каждому по 10 минут (15, 30 и т. д.) И последовательно переключайтесь с одного на другое, пока все не будут выполнены. Особенно хорошо чередовать таким образом дела, требующие умственной и физической активности.

Как можно быстрее восстановите ритмичность труда и отдыха. Она для каждого индивидуальна и зависит от профессии, но соблюдать ее надо. Ведь все биологические процессы в организме тоже строго ритмичны. Не ищите оправданий для раскачки.

ЛЕНЬ ПОСЛЕ БОЛЕЗНИ

Если такое состояние возникло после серьезного переутомления или болезни, когда требуется длительное восстановление, особой активности проявлять не нужно. Но и физическое бездействие противопоказано.

Ваши действия: переключитесь на любимое занятие, насыщенный досуг. Есть смысл простимулировать себя витаминами, тонизирующими настоями и экстрактами (женьшень, элеутерококк, аралия маньчжурская). Не ставьте себе крупных задач, раскачивайтесь постепенно.

Очень хорошо повышает активность 15-минутная энергетическая гимнастика.

Разотрите очень сильно ладони и помассируйте ими голову. Потрите ладони снова и положите их на глаза. Затем похлопайте себя по телу, разотрите уши. Помассируйте каждый палец от кончика к основанию. Разотрите стопы ног с внутренней и внешней стороны. Главное — не забывайте перeд каждым упражнением разогревать свои ладони трением друг о друга.

ВЫНУЖДЕННАЯ ЛЕНЬ

Потеряли работу? Потерпели фиаско в личной жизни, разочарованы, огорчены, все валится из рук? Пассивность в такой ситуации может оказать вам недобрую услугу: угроза крена в патологическую лень становится особенно реальной.

Ваши действия: вам, как никогда, нужны маленькие, но ежедневные победы. Их проще достигать, наметив несколько небольших задач и рассматривая выполнение каждой из них как войну с самим собой и с теми, кто будет мешать. Возьмитесь за первую и не отступайте, пока не победите. Скажите себе: «я — победитель» Насладитесь этим ощущением.

Ежедневно уделяйте несколько часов тренировке профессиональных навыков, чтению специальной литературы, общению с успешными, оптимистически настроенными людьми.

ТВОРЧЕСКАЯ ЛЕНЬ

Этот термин был введен специалистами по тайм-менеджменту. Ее рассматривают как защитную реакцию организма, с помощью которой он пытается выкроить себе время для творчества. Не стоит забывать, что именно самый ленивый питекантроп решил сбить кокос палкой вместо того, чтобы лезть за ним на дерево. Кто-то еще изобрел колесо и телегу — лень ему, видите ли, было на себе тяжести таскать. О ХХ веке и говорить нечего: пока трудолюбивые работают, ленивый изобретает что-нибудь новенькое и сразу оставляет конкурентов позади. Творческая лень — важная тема, дающая много различных методов. Известно, что полушария мозга работают с поступающей информацией по-разному: левое — логически и аналитически, правое — интуитивно и целостно. В обычных ситуациях, как правило, доминирует аналитическое мышление. Оно хорошо для решения известных и предсказуемых задач, но его недостаточно для поиска оригинальных идей и нетривиальных решений. В этом случае лень как раз освобождает время для «правополушарного» мышления.

Не зря дают совет многие «гуру менеджмента»: загрузите головной мозг проблемой и полежите часок в горячей ванне, ни о чем не думая. После этого вернитесь к анализу проблемы — и подсознание выдаст вам нужное решение.

Но чтобы знать, какая лень вас посетила — обычная расхолаживающая или продуктивная творческая, обратите внимание на ее признаки. Творческая лень применяется осознанно. Вы сознательно позволяете себе выделить время на такое тонкое, изысканное наслаждение, как произвольная лень. Творческая лень сопровождается не муками совести, а радостью сродни той, которую человек может испытывать, слушая тишину. Творческая лень — не обязательно полное ничегонеделание. Это может быть переключение на какое-нибудь не относящееся к работе занятие, доставляющее радость и развивающее воображение.

О ПОЛЬЗЕ ЛЕНИ

По Шварцу, лень — это качество, заставляющее прилагать огромные усилия к тому, чтобы снизить общие затраты энергии. На его взгляд, именно лень вынуждает человека создавать полезные и стабильные системы, снижающие трудозатраты, а также тщательно их документировать, дабы впоследствии не пришлось отвечать на множество вопросов. К примеру, ленивый персонал предпочтет решить проблему раз и навсегда. У таких сотрудников есть мотивация к систематическому изучению корней проблемы, кардинальному ее решению и подробному документированию. Если необходимость — мать изобретений, то лень — мать инноваций. Конечно, если персонал не хочет и палец о палец ударить, это уже запредельная форма лени. Однако лень в разумных рамках должна не только поощряться, но даже вознаграждаться. Поэтому запомните: лень подчиненных — это прежде всего проблема менеджмента. Руководитель должен разумно определить объем работы для своих подчиненных, это вполне может исключить «ничегонеделание». А по-настоящему ленивые люди на работу не ходят: им лень…

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector